Стефани Майер «Сумерки. Рассвет»

Вот я и добралась до четвертой книги Стефани Майер. На мой взгляд, лучшей из всех по событиям и переживаниям. Она сама длинная, потому и мой отзыв соответственно получится довольно большим. Хотя это лишь часть впечатлений и размышлений. Так что садитесь поудобнее, будем вспоминать сюжет и по ходу действия я буду озвучивать свои мысли.

Сумерки. Рассвет Стефани Майер
Стефани Майер книга «Сумерки. Рассвет»

Дорогой подарок к свадьбе

Итак, Белла Свон решила в точности выполнить свое обещание и выйти замуж за Эдварда Каллена, хотя ей самой все это чертовски не нравится. Не нравится то, что ей уделяют слишком много внимания, а главное, что ей приходится принимать слишком дорогие подарки от Эдварда.

Например, новенький черный мерседес, который не оставляет равнодушным никого, кроме нее самой. Самое смешное, что Эдвард подарил Белле не просто машину, а почти настоящий бронированный танк, который в огне не горит, в воде не тонет, да еще с пуленепробиваемыми стеклами. Видимо, так он старается оградить свою невесту от неприятностей, которые она к себе постоянно притягивает.

Несмотря на близкую свадьбу Белле очень плохо. Пропал Джейкоб. Да, она сама, его друзья и отец в курсе, что с ним ничего не случится, но все же. А вот Чарли устроил целую операцию по поиску сына лучшего друга, потому буквально весь Форкс обклеен объявлением о его пропаже.

Отношение родителей

Белла все вспоминает, как сообщила о свадьбе родителям. Чарли сначала решил, что она беременна, а когда удостоверился в обратном, отправил дочь к материи. Уж та точно расскажет ей об ужасах раннего брака. Однако Рене не стала отговаривать дочь. Она уверена, что Белла очень умный и рассудительный человек.

И если у самой Рене не срослось (из Форкса и от Чарли она сбежала очень быстро), то это не значит, что у Беллы должно быть именно так. Несмотря на несколько детский характер, Рене невероятно проницательна, и давно уже поняла, что отношения дочери и ее парня вполне серьезные. А значит, свадьба!!!

Единственное условие Беллы — она хочет провести свой медовый месяц оставаясь человеком, чтобы сполна насладиться ощущениями. Ведь потом, никто не знает, какой она будет потом… Кстати, именно это больше всего возмутило Джейка, который явился в разгар свадьбы. Он был уверен, что Эдвард банально убьет Беллу во время секса.

Легенды о бессмертных младенцах

Странная история с матерью сестер из клана Денали. Она появилась на свет в не обычные времена. Тогда древние вампиры создавала бессмертных младенцев. Дети, обращенные в юном возрасте, были очаровательны, но их развитие замирало.

Потому она были неподконтрольны своим создателям и в порыве своей неутолимой жажды уничтожали население целых городов. Естественно, открыто появлялись на людях, что раскрывало их тайну. Отсюда появлялась паника и легенды. Вот такого младенца и создала мать Тани.

Сами сестры об этом не знали, потому избежали наказания. А вот их мать погибла от рук Вольтри. Эта история навеяла Белле сон, а сны у ее точно вещие. Так вот, во сне был ребенок, мальчик-вампир, обескровленные тела близких Беллы и конечно же, Вольтури. Эта легенда и сон в дальнейшем еще сыграют свою роль, а пока продолжим…

Первая брачная ночь и ее последствия

Но вот свадьба закончилась, и молодожены отправились в медовый месяц, который пройдет на жарком острове в океане. Белла сильно волнуется перед первой брачной ночью. Нет, она не боится, просто робеет. Тем не менее ночь проходит прекрасно, но утром Эдвард снова заявляет, что он чудовище и никакого секса больше не будет.

В каком-то смысле так и есть, он оставил на теле Беллы кучу синяков, разорвал пару подушек зубами и сломал немного мебели. Но самое странное то, что Белла совершенно не помнит, что ей было больно и считает, что все превосходно. Однако Эдвард был категоричен в своем решении и заявляет, что следующий их раз будет только после перерождения.

Правда, новоиспеченная жена таки умудрилась соблазнить собственного мужа и в этот раз все прошло гораздо лучше — теперь пострадала не Белла, а кровать. И да, после этого Белла уже не горит желанием стать вампиром — секс ей нравится.

Белла беременна!

Белле же продолжают сниться кошмары про младенца. Только это уже не тот мальчик-вампир, а розовощекий малыш, который боится Вольтури и требует защиты — защиты от нее, Беллы. Видимо, так проявляется ее беременность? Ибо уже спустя две недели нашу героиню начало тошнить.

Поначалу Белла решила, что все это из-за слегка протухшей курицы, но все оказалось куда хуже. Внезапно она поняла, что у нее задержка и тогда все стало на свои места: и ночные кошмары, и недосып, и непомерный голод и прочее. Белла беременна…

Но такого просто не может быть! Ну не так проявляется беременность и по крайней мере точно не так быстро. Кроме прочего ее муж — вампир, если бы это было возможно, то Розали и Эсми уж точно бы… однако:

«С другой стороны… есть все же разница. Розали не в состоянии вынашивать ребенка по той простой причине, что ее организм навеки застыл в том виде, в котором она перешла из мира смертных в мир бессмертия. Он не подвержен изменениям. А женское тело не может не меняться в процессе воспроизводства. Повторяющиеся преображения, связанные с циклом, и куда более серьезные трансформации во время беременности. Тело Розали неизменно.

Зато мое меняется. И еще как. Я дотронулась до холмика на животе, которого еще вчера и в помине не было. Как узнать, может ли вампир зачать ребенка, если его спутница жизни не способна к деторождению в принципе? А если проверять теорию с человеческой женщиной, то какому вампиру хватит выдержки оставить партнершу в живых? И какой вампир захочет эту выдержку проявить?»

Конец первой части

Да, это практически невозможно, но факт остается фактом — Белла беременна и ребенок уже толкается, хотя по идее это еще должен быть маленький эмбрион. Белла никогда не думала о детях, но полюбила своего ребенка сразу же. Нет, она не разделила свою любовь к Эдварду, просто ее вдруг стало в два раза больше.

Она хотела этого ребенка, а Эдвард хотел, чтобы Карлайл вытащил его их нее, потому Белла обратилась за помощью к единственному человеку, способному ее понять — Розали. На этом первая част книги заканчивается. Вторая часть уже ведется от лица Джейкоба. Видимо, в ходе дальнейших событий его переживания будет гораздо более ценные чем у Беллы.

А тем временем в доме Джекоба

В доме Джейкоба произошли кое-какие перемены. Его старшая сестра и Пол запечатлелись, и теперь последний буквально поселился у Блэков. Джеку это совсем не нравится, но делать нечего. Ко всему прочему он уже месяц ждет сообщения о смерти Беллы. И он готов потратить всю жизнь, чтобы найти Калленов и отомстить им всем включая и саму Беллу.

Не улучшает настроения и встреча с Квилом, который запечатлелся на двухлетнюю девочку и теперь развлекает ее без малейших возражений. Джейка очень сильно удивляет, что Квил не просто снисходительно сносит капризы малышки, а делает все с искренней радостью. Вот она сила импринтинга.

«Настоящие родители не ловят столько кайфа от глупых детских игр, которые выдумывают их чада. Один раз я видел, как Квил битый час играл с малышкой в «ку-ку», и за все это время ему ни разу не стало скучно.

Я даже не мог его высмеять — слишком завидовал. С другой стороны, Квилу тоже фигово: впереди еще четырнадцать лет монашеской жизни, пока Клэр не станет его ровесницей. Ладно хоть оборотни не стареют. Но и это, видать, не больно-то его тревожило.»

А вот, наконец, раскрылась тайна, как умудряются волки носить с собой одежду, приведу сразу цитату из книги:

«В чаще леса, когда дороги и дома остались далеко позади, я резко затормозил и стянул с себя шорты. Быстрым движением скрутил их, привязал к кожаному шнурку на лодыжке и сразу начал перевоплощаться: позвоночник охватило пламя, от которого руки и ноги свело мощными судорогами. Все случилось за секунду. Жар затопил мое тело, и своеобразное мерцание превратило меня в зверя. Я уперся тяжелыми лапами в блеклую землю и потянул спину, играя мышцами. Если сосредоточиться, перевоплощение всегда происходит легко и быстро — я давно научился усмирять свою ярость. Хотя иногда она мне все-таки мешает.»

Невеселая волчья судьба

В этой части волкам уделено на удивление много времени. Наконец-то, оборотней можно увидеть не только глазами Беллы и вампиров, а так сказать изнутри. Оказывается, что в стае, какой бы сплоченной она ни была, существует масса трудностей в общении и противоречий.

Например, никто не горит желанием убивать Калленов. Ведь Белла добровольно приняла решение стать вампиром, а значит, договор не был нарушен. И только Джейку это не нравится. Более того, все волки серьезно страдают от романтических отношений друг друга. Когда они в образе животных, то слышат любые мысли и не многие способны их контролировать.

И да, волки беспрекословно подчиняются вожаку, даже против своей воли. В общем, это действительно интересные подробности. Сначала Джейк хочет снова уйти и жить волком-одиночкой, не превращаясь в человека. Но потом решает: если стая не желает нападать, тогда он вполне может напасть один, а там будь что будет…

Лучший защитник для Беллы

Да, в первый приход в дом Калленов делается особенный акцент на мерзкий запах, который Джейк с трудом сносил. В дальнейшем он будет находиться рядом с вампирами совершенно не чувствуя дискомфорта. Кстати, Карлайла Джейк считает чуть ли не самым человечным из вампиров и уж точно безобидным. Его убивать совсем не хочется.

Но заявившись домой к вампирам, Джейк был удивлен и даже шокирован видом Эдварда. Того явно что-то сильно мучало. Когда Джейк все понял, он захотел убить Эдварда. Но после разговора осознал, насколько тот страдает и насколько желает избавиться от ребенка, который буквально убивает Беллу.

«Мы не знали, — едва слышно произнес он. — Я даже представить такого не мог. Других таких пар, как мы с Беллой, не существует. Откуда нам было знать, что простая женщина может забеременеть…»

Почему они силой не сделают это – не достанут ребенка? Все просто, обратившись к Розали за помощью, Белла приобрела надежного союзника, который готов на все ради ее безопасности. Кстати, Лия Клируотер очень хорошо поняла чувства Роуз и то, почему она так отчаянно защищает ребенка. И даже разложила все по полочкам Джейкобу. Хотя тому такое откровение по вкусу естественно не пришлось.

Очень необычное предложение

И тогда Эдвард предложил Джейку то, что того шокировало и в какой-то мере обнадежило. Если Белле так хочется детей, то отцом вполне может стать Джейк. Эдвард готов делить с ним Беллу. Но нет, Джейк несмотря на заманчивую перспективу, естественно, отказался.

И да, именно сейчас вампир отметил ту странную связь, что всегда существовала между его женой и оборотнем, и которой он никогда не мог понять. Собственно, Эдвард и вправду готов на все, на самые безумные поступки, у Джейка даже появилось подозрение, что тот сошел с ума. А вправду, вампиры могут сойти с ума?

«Я чувствовал себя так… как не знаю что. Словно все вокруг ненастоящее. Словно я попал в готическую версию дурного молодежного сериала, только играю в нем не зубрилу, который собрался пригласить на выпускной девушку из группы поддержки, а крутого оборотня, второго после вожака стаи, который хочет предложить жене вампира наплодить детишек. Миленько!»

На что собственно рассчитывает сама Белла, ведь она тоже понимает, что эта беременность ее убьет? На то, что сразу же после родов, когда она будет на пороге смерти, ее обратят. Джейк назвал этот процесс — срочная вампиризация. Правда, Эдвард боится, что жена не доживет даже до родов.

Кстати, Белла искренне желает, чтобы Джейкоб запечатлелся с кем-нибудь. При этом она отчаянно желает присутствия Джейка. По ее словам, так она чувствует, что вся ее семья в сборе, но объяснить это состояние, естественно, не может.

Обстоятельства меняются

После визита к Белле Джейк обратился в волка, и очень быстро вся стая узнала, что произошло. Но если днем они были уверены, что договор не нарушен и трогать Калленов не стоит, то теперь их мнение изменилось кардинально. Ведь никто не знает, кого родит Белла и какая опасность может исходить от ребенка. А вдруг он окажется самым сильным и кровожадным вампиром?

Что интересно, приказы Альфы, то есть вожака стаи, все исполняют не потому что уважают его. Приказ вожака подобен некоей силе, которая заставляет волков поступать так или иначе против их воли. Например, Сет после сражения с армией новорожденных считает Калленов друзьями и вовсе не собирается драться с ними. Но приказ Альфы буквально делает его рабом.

«Я только покачал головой, не в силах сосредоточиться: приказ альфы управлял моими мышцами, словно нити — марионеткой. Я выставил вперед одну лапу, затем вторую.»

Сам Джейк теперь полностью меняет свое мнение и теперь становится на защиту тех, кого еще утром предлагал уничтожить. Более того, он считает убийство Карлайла чуть ли не преступлением, ибо даже среди людей не всегда найдется столь добрый и отзывчивый человек.

«Карлайл не станет драться с нами даже ради спасения собственной шкуры. Вот почему его будет легко убить — он не захочет, чтобы мы, его враги, умирали. Это неправильно. И дело не только в том, что убить Беллу для меня равноценно самоубийству.»

Вожак без стаи

Все волки что бы они там себе не думали подчинялись вожаку. Бороться с его волей мог только один Джейкоб — по праву своего первородства. Когда он это осознал, все стало по-другому. Теперь он тоже был вожак, но вожак без стаи. Пока…

Да, он мог бы сразиться с Сэмом за право быть вожаком, и его природа призывала к этому, но Джейк не был бы Джеком если бы ввязался в драку. Его целью никогда не было первенство, теперь же его цель — защитить Калленов от волков. Белла все также рада Джейку, даже больше, и это его самую малость смущает:

«Да что с ней такое?! Черт, она ведь замужем! И счастлива в браке — любит своего вампира до безумия. Да к тому же вот-вот родит от него ребенка. С какой стати она так рада меня видеть? Как будто ее день не пропал даром только потому, что пришел я. Если бы ей было все равно… Нет, если бы она не хотела меня видеть, мне было бы проще держаться от нее подальше.»

Что общего между вампиром и оборотнем

Кстати, вампиры отнеслись к Джейкобу и его стае даже лучше, чем можно было предположить. Эсми предложила им все что нужно: душ, еду, одежду. Осторожничала только Лия, вампиров она сильно недолюбливала, а к Джейку присоединилась лишь бы только не быть рядом с Сэмом.

Чуть позже Джейку пришлось поговорить с Элис. Та практически не подходила к Белле. Она не видела ее будущего, однако именно она указала, что возможно у плода и Джейка есть какая-то связь. Хотя он и не захотел с этим соглашаться.

Ну что общего может быть у оборотня и того, что может родиться от вампира? Чуть позже это предположение подтверждает и Карлайл. Здесь явно прослеживается какая-то генетическая схожесть. Чуть позже я тоже выскажу предположения на этот счет.

Вообще, эта часть от лица Джейка очень необычная. Она хоть драматичная, так сказать, но местами довольно веселая. Например, забавно следить за тем, как постоянно препираются Джейк и Розали. Они точно друг дуга недолюбливают и стараются поддеть как можно сильнее. 

Ужасная перспектива

Белла надеется, что даже после своего обращения сможет хоть иногда видеться с Чарли. Как она объяснит ему свое не старение? Да все просто. Она надеется на то, что расскажет какую-нибудь занимательную сказочку, а Чарли будучи человеком умным, сам для себя додумает какое-нибудь подходящее объяснение. Подумать, что Белла стала вампиром он, скорее всего, не подумает, уж больно Каллены отличаются от себе подобных. Все другие ответы будет вполне приемлемы.

Но для начала Белле предстоит родить ребенка, а вот тут есть большая сложность. Плод окутан неким биологическим материалом очень крепким типа кожи вампира. По этой причине Карлайл не может взять анализы и даже увидеть что-то через ультразвук. Более того, вампиры предположили, что ребенок будет пробивать себе путь собственными зубами. То есть, выйдет не через родовые пути как положено, а прогрызет Беллу изнутри. Хорошенькая перспективка, ничего не скажешь.

В то же время Каллены постарались найти как можно больше легенд о подобных случаях, быть может, хоть часть из них окажется правдой. Так вот, предания советуют сразу же уничтожить младенца, а вот матери после такого не выживают. Но Розали уверена в обратном. Ведь у Беллы есть то, чего не было у других. Опытный врач, оборудование, забота и еще яд вампиров, который способен залечить любые физические раны. 

Побег Джейкоба

А Беллу реально ломает изнутри, что еще больше печалит Эдварда. Но ситуация полностью меняется, когда он начинает читать мысли ребенка и понимает, что тот счастлив и безмерно любит обоих родителей. Ну как тут можно злиться! Единственный, кому от этого становится еще хуже, это Джейкоб.

И тогда он убегает, убегает на машине Эдврада, который заботливо предложил ему ключи. Он едет в большой город и бродит там часами среди людей и красивых девчонок, в надежде запечатлеться на первой встречной, чтобы избавиться от душевной боли.

«Вот тогда-то я и сдался. Какая страшная глупость: вообразить, будто я выбрал правильное время и место и сейчас встречусь с родной душой лишь потому, что отчаянно этого хочу!»

Договор не будет нарушен

Джейк по праву является Альфой стаи волков квилетов, именно он, как наследник последнего вождя Эраима Блэка, а не Сэм. Потому именно к нему обращается Эдвард за позволением нарушить договор без какой-либо агрессии со стороны оборотней. Нарушение заключается в том, что он укусит Беллу, сделав ее вампиром.

Выхода у них нет. И если раньше Джейк был категорически против этого, теперь он соглашается. Ведь побыв рядом с вампирами, он уже не считает их такими уж плохими. И только от его решения зависит, кем станет новорожденная Белла — другом или врагом.

«Ладно! — подумал я, отказываясь от своей единственной привилегии. Я почувствовал себя опустошенным. — Спасайте ее. Как наследник Эфраима, даю вам свое разрешение и слово, что это не нарушит условий договора. Пусть остальные меня винят, но отрицать, что это мое право, они не могут — ты прав».

Роды и обращение Беллы

А между тем Белла литрами пьет кровь, что позволяет ей чувствовать себя лучше. Эдвард общается с ребенком, и тот делает все, чтобы причинять матери как можно меньше вреда. Но это не так то просто и тому есть причина. Просто Ренесми растет слишком быстро и не в ее воле это изменить. Роды наступают совсем неожиданно. Розали от длительного голодания не выдержала вида крови, но:

«Надо отдать должное белобрысой: она нисколько не сопротивлялась. Она хотела, чтобы мы ее одолели и этим спасли Беллу. Ну, точнее, спасли отродье.»

Так что доставать ребенка пришлось Эдварду. К этому моменту у Беллы уже был сломан позвоночник. Джейк делал ей искусственное дыхание, сердце еще билось, но нервно и слабо. Белла почти умерла, когда Эдвард вколол ей порцию яда в сердце. А Джейкобу пришло поддерживать его биение, чтобы яд распространился по всему телу. Дополнительно Эдвард кусал везде, где только мог, чтобы яд подействовал быстрее. Причем делал он это очень продуманно:

«Бледный язык лизал кровоточащие укусы, но меня не успело затошнить от этого зрелища. Я понял, что делает Эдвард: там, где слюна смачивала кожу, она зарастала, и яд вместе с кровью запечатывался внутри.»

Запечатление Джейкоба

Как только Джейк понял, что Белла умерла, он перестал чувствовать любовь, осталась только боль. Но вот что странно, его словно влекло в другое место, на улицу, через гостиную. Именно тут он увидел Розали, которая кормила малышку Ренесми кровью. Кстати, новорожденная Ренесми первым делом цапнула маму за грудь. Вот тогда-то в Джейке воспылал огонь мести, и он решил, что притягивает его это место как раз для того, чтобы он уничтожил чудовище.

«По-видимому, меня влекло вовсе не на улицу. Теперь я почувствовал источник неодолимой тяги. Я должен был прикончить тварь, очистить мир от мерзости.»

Описанию чувств возникших в этот момент в душе Джекоба посвящено довольно много времени. Боль настолько острая, что чувствуется через текст. Да, он понимает, что скорее всего сам после этого не выживет. Но Эдварда он точно убивать не хочет, пусть тот мучается вечно, не имея больше ни жены, ни ребенка. Решение принято:

«Отлично. Самое время для удара. Я подался вперед, и огонь начал преображать меня по мере того, как тяга к чудовищу росла. Она была сильнее, чем все предыдущие, и очень напоминала приказ Альфы: раздавила бы меня, если бы я не подчинился. На сей раз я хотел подчиниться.»

Но здесь произошло невероятное:

«…Я понял, каково это, когда мир вращается вокруг одной точки. Прежде симметрия Вселенной была мне неподвластна, а теперь я увидел, что она очень проста.

Отныне на земле меня удерживала вовсе не сила притяжения.

А маленькая девочка на руках у Розали.

Ренесми.»

Совсем не странно, что Джейк запечатлелся на Ренесми. Пусть это фантазия автора, но есть в ней какая-то логика. Карлайл ведь подозревал, что они похожи на генетическом уровне. А что если все это не просто любовь-морковь, что если все гораздо сложнее? Особенно, если учесть следующее:

«— Ты ведь знаешь теорию Сэма насчет запечатления, — уже спокойнее подумала она.

— Да. Оно нужно для продолжения рода.

— Верно, чтобы на свет появлялись новые оборотни. Выживание видов, естественный отбор. Оборотня влечет к тому, кто лучше всего подходит для передачи волчьего гена.»

Жаль, что Майер не написала продолжения истории, только уже не про Беллу и Эдварда, а про Джейкоба и Несси. Видимо эти двое вполне могли дать начало новому роду и отчего-то мне кажется, что его бы можно было справедливо назвать морои. То есть, рожденные, а не обращенные вампиры с магическими способностями. 

Белла стала вампиром…

А в это время Белла перерождалась. Перерождалась молча и бездвижно под действием морфия. При этом у нее все горело изнутри, и она ощущала дикую боль. Белла уже все слышит и понимает, но боится пошевельнутся или что то сказать, иначе выдаст свои страдания, а это причинит боль Эдварду.

Не я, конечно, все понимаю, любовь-морковь, но в этом отношении из девицы сделали прям икону долготерпения. Она так долго все терпела, так боялась показать, что ей больно, что я даже устала. Наконец, ломки у Беллы кончились, сердце перестало биться, и надобность в дыхании отпала. Белла стала вампиром.

А что если вампиры – древние Боги?

Вот если честно, то даже удивительно, как это вампиров не сделали Богами. А ведь они точно более высшее существо, чем человек. Они красивы, умны, чувствуют гораздо больше запахов, видят гораздо больше чем человек, при этом быстры, сильны, не нуждаются в пище (ну, в обычной) и даже дыхании. Плюс ко всему почти у каждого есть еще какой-нибудь исключительный дар.

Да, вампиров из Сумеречной саги вполне можно отнести к разряду Богов. Другое дело, откуда Майер это взяла? Придумала, а может где-то увидела, например, в информационном поле Земли, к которому некоторые умеют подключаться? Но почему же вампиры считаются нечистью?

Странно, этот вопрос мне пришел в голову впервые. А может они и были когда-то Богами, а человеки были для них пищей? Почему нет, для кур например, человек вполне может сойти за Бога. И человек при этом совсем не считается с чувствами и страхами кур. Это для нас людей – такое предположение чудовищное. Как Боги и вдруг питались человечиной? А вдруг куры тоже думает нечто подобное?

Может и мы, люди, когда-то разводились как домашний скот? Но потом что-то случилось, они (вампиры или Боги, питавшиеся кровью или мясом) вымерли в своей основной массе. Остались лишь единичные экземпляры, а способ питания породил легенды и страшные поверья. А когда я прочла это:

«— Удивительно, что ты вообще на такое способна. Ты не можешь быть… рассудительной. Не можешь спокойно болтать со мной. А самое главное, ты не должна была остановиться посреди охоты, когда в воздухе пахло человеческой кровью. Даже взрослые вампиры не всегда на это способны — мы внимательно отбираем места охоты, чтобы случайно не оказаться на пути соблазна. Белла, ты ведешь себя так, словно родилась несколько десятилетий, а не дней назад.»

меня удивила еще одна мысль. А что если в наших жилах течет капелька крови тех самых Богов-вампиров? Но только в Белле таких капелек оказалось чуточку больше, потому то и стала она столь уникальным вампиром. А Боги эти были морои и рождались они обычным путем, но они выродились, остались только стригои, которые превращаются от укуса. Стригои злые и кровожадные, потому-то и легенды о них соответствующие. Вот теперь у меня более-менее нарисовалась вся картинка.

Реакция Беллы на запечателние

Увы, Белле совсем не понравилось, что Джейк запечатлелся на ее дочери. Хотя теперь стало понятно, почему она все это время мучила Джейка, не отпуская его от себя. Однако матери пришлось к этому привыкать, хочет она или нет, отныне Джейкоб стал частью их семьи. Несмотря на прекрасную выдержку Беллы, ее родственники по бессмертию все же переживают, чтобы она не сорвалась. Особенно Джаспер.

И Белла таки сорвалась из-за Джейкоба. Потихоньку все наладилось, крови Джейкоба попить Белле точно не хотелось, а вот с Ренесми все немного сложнее. Все таки она полувампир-получеловек. И да, Несси показала матери, что очень расстроится, если та обидит Джейкоба. Так что, собственно говоря, выбора у Беллы не оставалось.

«Ренесми улыбалась своей сияющей улыбкой, а ее мысленный взгляд во время последующей суматохи ни на секунду не покидал Джейкоба. Этот взгляд придавал воспоминанию новый оттенок — не то покровительственный, не то собственнический. Я отчетливо ощутила, как она рада, что Сет мне помешал. Она не хочет давать Джейкоба в обиду. Это ее Джейкоб.

— Замечательно! — простонала я. — Супер!»

Разрушение стереотипов

Почему же Джаспер так странно себя ведет? Неужели его не радует, что Белла так хорошо справляется? Увы, эта новорожденная разбила вдребезги все его убеждения. Он-то уверен, как собственно и прочие, что новообращенные должны на всех кидаться и изнывать от жажды. Но Белла поступает совсем иначе.

Не исключено, что дело тут не в ее добросердечном характере и человечности, как раз свою прошлую жизнь она постепенно забывает, оставляя лишь то, что ей нужно. Думаю, она давно проработала для себя модель поведения, конечно же, где-то в глубине души и совершенно неосознанно. Не зря Белла эти пру лет провела рядом с вампирами.

Ах да, совсем забыла. Секс у вампиров похлеще чем у людей, они же чувствуют и ощущают все сильнее. Кроме того, они не устают, им не нужно спать и даже ходить в туалет. То есть заниматься сексом они могут чуть ли не постоянно. Неудивительно, что Эдвард не рассказал Белле об этой стороне вампирской жизни, иначе она бы наседала на него еще сильнее.

Проблема с Чарли решена

Собственно, теперь наконец все счастливы, но появилась новая проблемка — Ренесми слишком быстро растет. Через месяц она уже говорила и ходила. Да, еще Каллены решили, что им нужно на время уехать, уж очень настойчиво ведет себя Чарли.

Джейкоб проблему решил, и договорился с Чарли, что если тот примет все как есть и не станет задавать лишних вопросов, то сможет увидеться с дочерью. Конечно, для Беллый это было серьезным испытанием, да еще и для Ренесми. Они же полувампир и обожает кусать Джейка. Вот только если Джейку все равно, на нем все заживает, как на собаке, то Чарли бы это вовсе не понравилось.

Надо отдать должное отцу, он и без того сразу сообразил, чья это дочь, хотя и выслушал официальную версию и действительно принял ее безропотно. Он просидел в доме Калленов несколько часов, видимо, решал, как быть дальше. И пришел к выводу, что лучше ничего не знать, но видеть дочь и внучку. На том все сошлись. Зато Чарли теперь стал приезжать чуть ли не каждый день.

Неожиданная смена планов

Время идет, Ренесме растет, охотится вместе с Беллой и Джейкобом. Обычную пищу она тоже ест, но кровь ей нравится больше. Например, донорская. На людей у нее полное табу. Несси невероятно умна, быстро всему учится. Быть может она первый морой за многие стони лет?

Как раз в это время клан Калленов планировал две поездки: одна в Бразилию, чтобы разузнать легенды о полубессмертных, вторая — в Вольтерру, чтобы Белла лично предстала перед Вольтури. Но здесь явилась Ирина и спутала все их планы. С дня обращения Беллы и рождения Несси прошло 4 месяца.

«Ирина… осиротевшие сестры… Карлайл говорил, что приговор Вольтури не только лишил девушек матери, но и внушил глубокий пиетет перед законом….Разве могла Ирина, с ее прошлым, иначе истолковать сценку, разыгравшуюся в зимний день на узком лугу? Да еще стоя так далеко, не слыша стук сердца Ренесми, не чувствуя тепло ее тела.»

Шансов против Вольтури нет?

Элис с Джаспером убежали в тот же день, как узнали о грядущем. Все решили, что они предали семью, чтобы спастись от гибели. Пу сути, Элис и Джаспер не были связаны с другими членами клана Калленов узами вампирского яда, потому вполне могли сбежать, чтобы начать новую жизнь.

Видимо, шансов у клана не было. Это тяжело было принять, но Каллены уважали свободу выбора. Волки же вступали в борьбу с Вольтури без малейших сомнений, у них этого выбора не было.

«— Как правильно заметил Эдвард, мы не обладаем вашей свободой выбора. Ренесми теперь для нас такой же член семьи, как и для вас. Джейкоб не может бросить ее, а мы его.»

Новые способности Беллы

Семье Калленов пришлось искать других вампиров, которые бы засвидетельствовали, что Ренесми ее бессмертный ребенок, а получеловек. Даже клану Денали удалось поверить в это с трудом. Да и то, только после того как Несс показала каждому историю своего рождения.

В это же время Белла узнала, что у нее есть невероятный дар — она щит и способна защищать не только себя, но и окружающих. Правда, исключительно на уровне воздействия на разум.

«Я вполуха слушала Кейт, а в голове вертелась одна мысль: неужели мою маленькую семью можно защитить, если я достаточно быстро научусь? Какое было бы счастье с такой же легкостью освоить умение выставлять этот щит, с какой я освоила остальные тонкости вампирской жизни!»

Тайные мотивы Аро

И тут вдруг оказалось, что опасность больше чем кажется. Аро заприметив в каком-то клане вампира с особыми талантами, немедленно находил какую-нибудь вину, нарушение закона и все Вольтури со свитой шли наказывать возмутителей спокойствия. Всех обычно убивали, а выжившим и раскаявшимся оказывался только тот, кто нужно.

Но как, как вампир, родных которого убили, соглашался служить Вольтури? Неужели настолько силен страх перед древними вампирами? Все оказалось проще и печальнее. В свите была вампираша с даром разрывать или усиливать связь, отношения между вампирами.

Она была боевым оружием в не меньшей степени чем Джейн. Ибо в бою товарищи становились врагами, любимые — недругами, а в свите Аро напротив царило взаимопонимание и обожание к старейшинам. Возможно, Элис увидела, что ее ждет, потому и сбежала.

Подготовка к встрече с Вольтури

Вампиры все прибывали, их всех моментально очаровывала Ренесми. И самой большой проблемой было их питание. Благо, охотиться они уезжали подальше от Ла-Пуш и Форкса.

«Я поражалась, как легко гости приняли Джейкоба. Никаких трений, которых опасался Эдвард. На Джейкоба смотрели как на пустое место — ну, ходит и ходит, не ровня и не еда. Так смотрят на любимую собачку хозяев люди, которые сами интереса к животным не питают.»

А пока Вольтури медленно идет в Форкс, Элис находится непонятно где, Белла пытается развивать свой дар. Кстати, получилось у нее это только в случае реальной опасности. Пока Эдвард получал разряды тока, она лишь извинялась, но как только под угрозой оказалась Ренесми, у Беллы моментально все получилось.

Под конец явились два румынских вампира. Очень древних и очень обозленных на Вольтури. Увидев весьма талантливых Калленов и их гостей они питали лишь одну надежду — что те смогут свергнуть Вольтури с их пьедестала. Этого они ждут уже полторы тысячи лет.

А еще Эдвард выдвинул предположение, что у Ренесми особый дар — полностью противоположный тому, что есть у Беллы. Если мать закрыта от всех, то девочка способна видеть буквально всех насквозь. И это открытие может стать очень неприятным для Аро.

Волки – анимаги?

Собственно, увидев Калленов не одних, а в сопровождении других вампиров и даже оборотней, старейшины Вольтури неожиданно растерялись. Это и дало ту самую возможность заставить их выслушать. Что ж, Аро лично убедился в том, что Ренесме дочь Беллы и Эдварда, полностью прочитав воспоминания последнего.

А вот оборотни Аро заинтересовали не меньше, чем Ренесми. Он в тайне помечтал о сторожевых псах для своей охраны. Да, это была бы великолепная охрана. Жаль, Аро не дано понять, что же заставляет волков идти вместе со своими природными врагами — вампирами. Про них также есть интересный эпизодик, подтверждающий мою теорию про анимагов:

«— Дорогой Кай, — укоризненно проговорил Аро, — если бы ты потрудился сперва изложить свои мысли мне, я бы предупредил, какой это скользкий момент. Официально стая считает себя вервольфами, но это название ошибочно. На самом деле они именно оборотни. Волчий облик, по сути дела, случайность. Самый первый их предок мог превратиться хоть в медведя, хоть в ястреба, хоть в пантеру. Так что дети Луны тут действительно ни при чем. Стая унаследовала свою необычную способность от отцов, и она передается генетическим путем, а не через укусы, как у подлинных вервольфов.»

Читая правда о Вольтури

Даже осознав свою ошибку, Вольтури не спешили уходить. Они искали любой повод, чтобы развязать драку. И пока Аро ходил туда сюда у него в голове созрел гениальны план. Он убедил всех, что Ренесме, даже не являясь бессмертными ребенком, представляет огромную опасность. Ведь неизвестно, кем она станет, когда вырастит, а растет она слишком быстро.

Более того, один из приглашенных вампиров Гаррет сказал пламенную речь, а по сути чистую правду. Обращаясь к свидетелям, которых привели с собой Вольтури, он сказал, что тем все равно, что будет с ребенком. Они хотят лишь одного — уничтожить клан, который может составить им конкуренцию.

И речь идет не о румынах или других дикарях, а о Калленах и Денали. Вампирах, которые оказались от устоявшихся принципов, тем самым став сильнее. В конце своей речи Гаррет заверил свидетелей, что это преступление против свободы и что в живых после этой битвы их точно не оставят.

Прощание и внезапные доказательства

Очень трогательной получилась сцена прощания Эдварда, Беллы, Ренесми и Джейка. Заранее о такой возможности знала только Белла, она же подготовила дочь. А вот для мужчин это оказалось неожиданностью. Кстати, в порыве чувств Эдвард даже назвал Джейка другом и сыном. После этого все вампиры на стороне Калленов начали прощаться. Они готовились к самому худшему.

От первой атаки Джейн всех защитил щит Беллы. Он также стал препоной для дара Алека. Но тут появилась Элис, которая и предоставила наглядный пример того, кем станет Ренесми. Забавная история, отцом Науэля является вампир и кроме сына у него даже есть несколько дочерей. По словам парня, он считает себя ученым и создает новую расу людей.

В книге для Аро этого оказалось достаточно, а вот в фильме отступить старейшину заставило только видение собственной гибели. Но что говорить, кино есть кино, в нем без сражений и красивых сцен просто не обойтись. Такому внезапному повороту событий обрадовались все, кроме двух румынских старейшин.

Кстати, по мнению Эдварда, а он знает, что говорит, Аро вовсе не смирился с правдой, а попросту испугался Беллу. Когда он увидел, что ее щит непробиваем для двух его лучших воинов — Джейн и Алека, он решил отказаться от схватки. Ибо уже очень давно привык, что убивают они по сути беззащитных. А тут пришлось бы сражаться по настоящему, рассчитывая только на грубую силу. Да еще и волки в придачу. Потому еще неизвестно, кто бы остался победителем.

Наконец-то, все закончилось…

После всего этого Эдвард с удивлением отметил, что Джейкоб ни разу не подумал о том, что через 6-7 лет Несси (теперь уже кличка лохнесского чудовища никого не смущает, даже Беллу) станет взрослой девушкой. Его отношение к ней несколько иное. Он просто заботится о том, чтобы она была счастлива и может быть для нее и братом, и другом, и конечно же, парнем, когда придет время.

А еще он объяснил интерес Науэля, который Белла восприняла как интерес к Несси. Еще бы, девочка получеловек и при этом не его сестра. Но оказалось, парень смотрел вовсе не на девочку, а на саму Беллу. Он удивлялся тому, что она осталась жива, ведь всю свою жизнь считал себя воплощением зла.

«— Теперь же, глядя на нас троих, он понимает, что принадлежать к бессмертным не означает непременно быть отмеченным печатью зла. А я воплощаю для него… идеал отца….

— Так что в тебе он видит пример того, как жила бы его мать, если бы не погибла.

— Бедный Науэль, — пробормотала я со вздохом. Больше не буду его ни в чем подозревать, пусть смотрит сколько хочет.

— Не надо его жалеть. Теперь он счастлив. Сегодня он наконец смог себя простить.»

Ну и в самом конце Белла с трудом убрала свой щит и отрыла Эдварду все свои воспоминания. Не знаю как им двоим, а мне показалось, что с момента их знакомства прошла целая вечность. Даже жаль, что история простой девушки и вампира подошла к своему логическому завершению.

Рубрика: Книги, Про вампиров, Про оборотней. Добавьте постоянную ссылку в закладки.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *